Правые

   Правая литература на прилавках отечественных книжных делится на две неравные части. Большую часть составляют издания, которые и литературой-то назвать сложно – знакомые каждому книги с яркими обложками, напечатанные на газетной бумаге и с названиями вроде «Повседневная жизнь Гитлера в арктических льдах» (туда он, как известно, сбежал в 45-м), «Гитлер и его оккультные невесты», «Магические руны СС» и т.п. Совсем другое дело – серьезно подготовленные издания правых мыслителей вроде Карла Шмитта или Эрнста Юнгера. Как обстоит дело с изданием книг первой категории автору ничего неизвестно, а по поводу второй можно с уверенностью сказать: популярность правых неуклонно растет.

Понятно, почему будет куплена и прочитана любая книга Хайдеггера или Элиаде, но популярность Шмитта, который был в первую очередь не философом, не социологом, а юристом – феномен куда более интересный.

Главный отечественный специалист по Шмитту, Александр Филиппов, опубликовал некоторое время назад в Русском журнале статью с характерным названием «Ожиревший Левиафан. Читают ли в Кремле Карла Шмитта?». Ответ на этот риторический вопрос – скорее отрицательный, однако, как утверждает автор статьи, «дело, конечно, не в том, кто, зачем и в каких объемах читал Шмитта. Дело в том, что между рассуждениями Шмитта и тенденциями нашего государства существует своего рода избирательное сродство, и одно помогает лучше понять другое». Надо думать, чтение Шмитта,  автора статьи «Фюрер и право», не проходит даром (среди множества инноваций этого ученого мужа числится и следующее предложение от 1936 года: «Считать сочинения немецких авторов еврейского происхождения переводами с еврейского языка, помещать их в библиотеках в раздел “Judaica” и, если в случаях крайней необходимости нельзя обойтись без цитат, помечать эти тексты шестиконечной звездочкой, дабы легко отличать их от подлинно немецких»).

Шмитта охотно издают и охотно покупают. В конце прошлого года появилось две его книги: «Теория партизана», подготовленная левым издательством «Праксис», и «Номос Земли в праве народов jus publicum europaeum» (питерское издательство «Владимир Даль», специализирующееся на правых). И в той, и в другой речь идет (кто бы мог подумать?) о связи между человеком и почвой. Если в первой книге «почва» интересует Шмитта потому, что его задача – определить юридический статус партизана (интересующий его не столько сам по себе, сколько в качестве дополнения к концепции «политического»), то во второй, здоровенной монографии на 600 с лишним страниц, автор доказывает, что почва, земля, пространство определяются не в качестве результата совместной деятельности людей, но как ее предпосылка. Соответствующим образом строятся рассуждения о противоположности земли морю и прочая геополитика, знакомая многим из вторых рук (в переложении правых отечественного разлива). В оригинале он, правда, выглядит как-то солиднее – много умных слов, фактов из истории, юридических терминов. Шмитт восстанавливает доплатоновское значение слова nomos – «первое измерение, первоначальный захват земли, представляющий собой форму первого размежевания и первой классификации пространства, ее первичного разделения и распределения». «Номос земли» – показательный пример того, как правая идеология влияет на научные изыскания: если в творчестве некоторых авторов приходится покопаться, чтобы обнаружить мифологический субстрат, то у Шмитта все на виду. Земля и море для него – не естественнонаучные концепты, но стихии, как у древних греков. Ну а где «стихии» – там будут и кровь, и почва, и прочие радости жизни.

Ханс Фрайер – представитель «консервативных революционеров», профессиональный социолог, интеллектуал из числа тех, кто расчищал путь нацистам. Отношения с гитлеровцами у него строились по традиционной схеме: сначала приветствовал, потом разонравилось, однако после окончания войны ему, как и Шмитту с Хайдеггером, все припомнили (Хайдеггеру мешал возобновить академическую работу Адорно, а Фрайеру не удалось вернуться на пост преподавателя из-за Лукача). 

Недавно был сделан первый перевод Фрайера на русский язык (переводил тот же человек, что и обе упомянутые книги Шмитта, Ю. Коринц). Книга называется «Революция справа» – собственно, в названии практически все и сказано. Автор придерживается не реакционно-охранительного, но агрессивно-наступательного консерватизма, капитализм ему – все равно что удавка на шее, и он хочет сделать все, как было раньше. Несмотря на то, что Фрайер написал не один специальный труд по социологии, назвать «Революцию справа» «исследованием» не поворачивается язык. Это политический памфлет, написанный ярким, образным языком с четко сформулированными требованиями и программой. Сейчас уже о политике так не пишут (к счастью): «На полях сражений буржуазного общества формируется новый фронт: революция справа. С магнетической силой, которая присуща паролю будущего, прежде чем он высказан, она привлекает в свои ряды из всех лагерей самых твердых, самых деятельных, самых современных людей. Она пока еще готовится, но она победит». Ага, победит, как же.

«Миф о вечной империи и Третий Рейх» Меллера ван ден Брука – случай куда более тяжелый, чем «Революция справа», хотя книги были написаны приблизительно в одно время людьми со схожими политическими взглядами. Однако в отличие от Фрайера ван дер Брук не был ученым, только публицистом (а еще переводчиком, переводил Мопассана, Эдгара По и Достоевского), поэтому мог позволить себе выражаться более непосредственно. Например, так: «Масонство является лишь намеком. И он указывает на либерализм. Деятельность одних постепенно переходит в деятельность других, так что не всегда можно различить задний и передний план. Но там, где ложи занимаются только масонскими делами, они отличаются от клик, которые в бессильной злости пытаются сделать политику в либерализме. Белая магия пребывает в вечной борьбе с черной магией». Клиника, одним словом – разумеется, нацисты не могли пройти мимо такого пряника и якобы именно у ван ден Брука позаимствовали концепцию III Рейха.

Однако несколько смущает аннотация к русскому изданию «Мифа»: «…не был ни идеологом фашизма, ни его предшественником. Крайне правая политика и мистический национализм плюс мечта об истинно народном социализме, – вот что определяет суть этой необычной книги, по-своему истолкованной нацистами…» Что можно «истолковать по-своему» в напыщенной бредятине про масонский заговор и чистоту крови?.. Разумеется, книга, вышедшая в серии «Ariana Mystica» (sic) и снабженная стостраничным предисловием переводчика, пользуется у наших читателей большим спросом.

Спрос на правую литературу неуклонно растет, и не в последнюю очередь это обусловлено тем, что правые идеи подаются в куда более привлекательной обертке, чем левые. Если левая риторика зачастую кажется позаимствованной из газеты «Правда» эпохи застоя и вызывает отторжение, то правая, оснащенная мифологическими образами и конструкциями, усваивается на раз. Отсюда мораль: левая идеология содержит мощный аналитический инструментарий, обладает широким потенциалом развития и готова отвечать на вызовы XXI века, однако ее эстетическая составляющая оставляет желать лучшего. Иногда стоит отвлечься от «содержания» (которого, впрочем, тоже не всегда хватает) и обратить внимание на «форму». Неслучайно в своей последней книге Наоми Кляйн уделяет много внимания технике наррации: она прекрасно понимает, что создает современный «левый миф», однако не видит в этом особого греха – ведь в противном случае ее идеи просто не будут воспринятый должным образом.


Иван Аксенов

 

 http://www.rabkor.ru/?area=articleItemWithSelector&id=1894