Четыре интервью о ситуации в московском анархо-сообществе. Часть 1

1035224_originalКонфликт в московском анархо-сообществе обрастает подробностями и мифами. После 1 мая, когда демонстрация в Москве шла двумя колоннами, то есть «общеанархистской» и «черно-красной», можно говорить о полноценном расколе.   Мы не смогли пройти мимо этого скандального события и представляем читателю «моментальное фото». Ряд героев конфликта дали  нам свои комментарии. Нам не очень интересен сюжет, диалоги и прочие малозначительные детали. Нам важно понять мотивы сторон. Так что мы просто попросили активных участников идеологической дискуссии поведать нам о своей политической философии.   В материале будет прямая речь реальных людей. Интервью практически не редактировались. Материалы снабжены комментарием В.З.

Это большой прорыв в публичной дискуссии. До сегодняшнего дня мы видели позиции сторон только в соцсетях. Дискуссия, по доброй традиции, ведется с помощью прикольных картинок и подписей к ним.  http://vk.com/redbl и http://koresh-lofta.livejournal.com/  Мы не можем не приветствовать подобный прогресс. Особенно, подкупает, что для этого избран наш эталонный в своем «евролевачестве» сайт.  Это либо высокое доверие, либо детская наивность наших оппонентов.

Вента: «Политические импотенты, бездарные фюреры каких-то лиловых интернационалов, самопровозглашенные «золотые перья анархии»»

Перед вами интервью Венты из Автономного Действия. Довольно способный публицист. Ранее он противодействовал попыткам поправения левого и либертарного движения. Например, многие помнят его статьи о террористах-индивидуалистах, в которых он показывал насколько нелепо и смешно мифотворчество известного право-левого путаника Жвании.  Противостоял Вента и модному антифашистскому пацанизму, субкультурщину он тоже не жаловал. Так и хочется повторить за отцом большевизма: «Хорошо писал 18 лет тому назад Карл Каутский!» Впрочем, для того чтоб изменится нашему собеседнику понадобилось меньше времени, чем ренегату Каутскому.

 Теперь все в прошедшем времени. Нынче Вента призывает к внутренней чистке анархистского движения от своих оппонентов. Анархо-феминистки, как становится ясно из его слов, только повод, чтоб политически изолировать тех, кто  «до сих пор заражают своим трупным ядом молодое поколение анархистов». Проблема только в одном. Есть большие сомнения, что мы после  «обновления» увидим на выходе анархизм, а не что-то вроде маоизма. Сам Мао был из числа «обновивших» анархистов. Посему дадим тексту Венты достойный большевистский эпиграф.

«Мы стоим  за  активную  идеологическую  борьбу,   так   как   она представляет собой оружие,  при помощи которого достигается внутреннее сплочение партии и других революционных организации, обеспечивающее их боеспособность.   Каждый   коммунист,   каждый   революционер   должен пользоваться этим оружием.

     Враг сам по себе не исчезнет.»

Цитатник Мао Цзе-Дуна

 В.З.: Я понимаю, что можно говорить о разногласиях в московском анархистском сообществе. Как бы ты охарактеризовал этот конфликт кратко и емко?

В.: Постараюсь быть максимально кратким. Изначально весь конфликт сводился к использованию ЛГБТ-символики в анархо-колонне. Серьезных инцидентов было два – в первый раз попытку сорвать ЛГБТ-радужку предпринял человек более или менее случайный, не связанный на тот момент ни с какими группами внутри анархистского сообщества Москвы. Кстати, он был изгнан из колонны после этого инцидента. Впоследствии аналогичный инцидент произошел уже в результате сознательной провокации, когда в результате взаимных договоренностей было принято решение использовать ЛГБТ-атрибутику, традиционно принятую анархистами и другой человек сознательно принес с собой радужку и привел фотографов ради удачных кадров. На самом деле – вот и все, что можно было бы назвать полноценным противостоянием.

В дальнейшем этот вопрос перерос в поиски «революционного субъекта» и разделил сообщество на сторонников строго классового подхода и сторонников активной работы с меньшинствами. Обязательно надо помнить, что поссорились не какие-то люди, вчера занявшиеся активизмом, а давние участники движения с многолетним опытом взаимодействия. Глупо считать, что это какое-то недоразумение, связанное с тем, что кто-то плохо знает ситуацию или не владеет базовыми идеологическими установками. Я намеренно не буду подчеркивать положительные и отрицательные стороны обеих групп, хотя я и отношусь к одной из них, но не собираюсь никого идеализировать, равно как и демонизировать. Этим активно занимаются и без меня.

Лично, на мой взгляд, этот конфликт носит временный характер, это болезнь роста и мне неприятны любые искусственные аналогии, которые периодически приходится слышать в адрес обеих групп. По моему убеждению, главной проблемой движения в России является не «пацанизм» или «феминизм» – степень влияния которых крайне преувеличена, а реальные люди не вписываются в простые концепции «грубые гомофобные гопники» против «продвинутых толерантных интеллигентов». Главная проблема – это суровое наследие девяностых, воплощенное в виде конкретных людей. Политические импотенты, бездарные фюреры каких-то лиловых интернационалов, самопровозглашенные «золотые перья анархии», идеологи космических масштабов, создающие неонацисткие секты, разуверившись в анархистах – пусть все это змеиное гнездо давно предало друг друга анафеме, но это единый фронт. Они до сих пор заражают своим трупным ядом молодое поколение анархистов, которые действительно создало анархистское движение, а не набор микросект и стенгазет. Чем скорее анархисты откажутся от всего, что несут с собой эти люди – тем лучше будет для всех.

В.З.: Касаются ли твои оценки “импотентов 90-х” так же выдающегося певца нечаевщины Дмитрия Костенко или в отношении этого персонажа ты преисполнен почти сыновнего восхищения?

Ты и другим этот вопрос задаешь? Неужто камень в свой огород углядел?;) Напрасно.

Костенко, как тебе прекрасно известно, выключен из политической жизни уже как лет десять. Он не принимает участие в жизни движения, не пытается на него влиять и не стремится поддерживать в нем свой авторитет, в отличие от известно кого. Его деятельность в 90-е годы оказалась такой же бесперспективной, как и деятельность других, ныне активно действующих персонажей. Он перестал ею заниматься и теперь не влияет на нее ни в какую сторону. Того же советую и многим другим его ровесникам и бывшим соратникам по политической деятельности.

В.З.:Скажи, как назвали все-таки редактора газеты «Воля» В.Т. некие представители черно-красной колонны «пархатым» или «сионистом»?

В.Т. пришел в черно-красный блок и принялся рассказывать, что в нем маршируют фашисты первым попавшимся участникам. Один из организаторов блока в ответ сказал ему, что он либерал и сионист, намекая на знаменитую произраильскую позицию В.Т. (который, в свое время, безоговорочно и некритично принял сторону государства Израиль в ситуации с нападением израильских пограничников на суда с гуманитарным грузом у берегов Газы). «Пархатый»  – это видимо что-то из области лозунгов «Свобода, нация, социализм», якобы использовавшихся в блоке по «воспоминаниям» другого политического импотента.

Эти артефакты 90-х, неспособны  ко сколько-нибудь полезной или просто осмысленной деятельности. Потерпев полное политическое банкротство еще десять-пятнадцать лет назад, продемонстрировав свою бестолковость и никчемность – теперь они кормятся исключительно ложью и скандалами.

В.З.: Знакома ли в Москве позиция Сэма Долгова и Эммы Гольдман по вопросу «еврейского очага» в Палестине? 

Мне незнакома и не думаю, что она сколько-нибудь актуальна. Понимая, с чем связан данный вопрос отмечу, что антисионистская риторика в России сейчас не пользуется популярностью даже у ультраправых, хотя я понимаю обеспокоенность украинцев этой темой в условиях специфики ультраправой риторики в вашей стране. У нас сейчас все несколько иначе.

Согласно  докладу Экспертной группы еврейской общины России по проблемам антисемитизма (http://eajc.org/page666) антисемитские проявления в нашей стране сейчас встречаются реже, чем во Франции и Великобритании, а сама Россия названа в докладе «островком спокойствия». Еврейский вопрос малоинтересен даже явным фашистам и было бы странно, чтобы анархисты интересовались бы им больше чем подавляющее большинство российского общества. У нас острие ксенофобной риторики направленно на кавказцев и мигрантов из Средней Азии, и подобная риторика, иногда встречающаяся у радикальных левых (обычно в данном контексте речь идет о «штрейкбрехерах», то есть обыгрывается ультраправая риторика об «отобранных рабочих местах») вызывает у меня куда больше беспокойства, чем какой-то мнимый антисионизм и тем более антисемитизм у анархистов.

В.З.: Почему тогда идет такая фиксация на  “сионистских” взглядах В.Т., а не на других качествах?

Странно, что слово «либерал» тебя нисколько не задело. Тот инцидент был достаточно заметен в московской анархо-среде и запомнился. Но фиксация идет совсем на других качествах, что легко проверить по поисковикам. Сочетание «В.Т. сионист» встречается намного реже, чем «В.Т.  стукач» и другие, не связанные с сионизмом эпитеты. Не надо искать черную кошку там, где ее нет. (Очень тонкая шутка. Некоторое время назад АД ввело новую эмблему. Вместо анархистской “драной черной кошки” на ней теперь “качок” в маске. Черная кошка не выдержала конкуренции “пацана” – В.З.)

В.З.: Чем сионизм хуже концепции сохранения «национальной идентичности» русского народа?

Наверное, ничем не хуже и не лучше, я не эксперт по сионизму, а третий подряд вопрос на еврейскую тематику уже начинает меня удивлять:) Я думаю, что ты слишком уж привносишь в вопросы украинские реалии. Антисемитизм – это не то, с чем приходится регулярно сталкиваться в России, тем более в левацкой среде. Для нас гораздо более актуальны кавказофобия и мигрантофобия, именно на эти категории людей в первую очередь направлена ультраправая пропаганда, которая, к сожалению, иногда затрагивает и анархистов. О Кавказе и Средней Азии Гольдман и Долгов, к сожалению, ничего не написали, так что с этой проблемой нам приходится сталкиваться, не имея за плечами никакого священного писания.

В.З.:Ты говоришь о конкретной кавказофобии субкультурщиков, на привлечение которых и направлена деятельность АД? Я правильно понимаю?

Нет, ты неправильно понимаешь. Конкретных людей, о которых мы говорим, не догадались обвинить в кавказофобии даже их не сдержанные на язык оппоненты в виду ее отсутствия. Я говорю о проблемах всего антифашистского движения, а не самой политизированной и развитой его части.

В.З.:Осуждают ли какие-нибудь российские анархисты империалистическую позицию родной страны?   Когда мы видели последний такой антипатриотический «русофобский» акт в духе европейских левых?

Насколько я понимаю, основной тип «антипатриотических» акций европейских левых – это антивоенные демонстрации. Пик осуждения империалистической политики родной страны у нас приходился на 2008 год, когда Россия влезла в военно-политическую авантюру в Осетии. Тогда принимались и заявления и проводились тематические акции. С тех пор военный пыл России несколько утих и антивоенные акции сошли на нет. Некоторые ритуальные антивоенные мероприятия проходят, обычно, в районе 23 февраля, но они, насколько я владею информацией, редко касаются актуальной внешней политики России.

Периодически у нас проходят рамочные кампании и акции, направленные против РПЦ, а так же против российских корпораций – это конфликт с Евросетью, конфликт вокруг вырубки Цаговского леса (которая была санкционирована Путиным), да тот же конфликт с общагами разворачивался в противостоянии с отечественным ЗАО «Мосшелк». Стоит выделить такой проект АД как «Антиджоб» – настоящая анафема российской буржуазии. Мне самому приходилось общаться с представителями крупных компаний, для которых этот проект – настоящая заноза.

У российских анархистов большой опыт участия в конфликтах с отечественными корпорациями, другое дело, что последние десятилетия анархисты или играли роль массовки в общелевом противостоянии или эти акции носили глубоко сектантский характер, а весь резонанс сводился к отчетам на сайтах зарубежных интернационалов. Заметным субъектом борьбы с отечественным бизнесом анархисты становятся только сегодня и эта борьба, к сожалению, еще не стала первостепенной. Достаточно изучить отчеты о проведенных мероприятиях с российских анархистских сайтов, чтобы убедиться в том, что наступательная тактика российских анархистов продолжает сосредотачивается на вещах более абстрактных.

В.З.: Какие конкретные шаги к примирению ты считаешь необходимо предпринять?

Никаких, может это будет неожиданно (стороны конфликта, в массе своей, думают иначе) – но я полагаю, что все шаги уже сделаны и конфликт близок к своему исчерпанию. Ни у кого не вызывает удивления факт существования во всем мире разных анархистских организаций и аффинити групп. Никого не удивляет, что они используют различную тактику и направления деятельности. Московские анархисты были довольно рыхлой тусовкой, спаянной словом «анархисты» и ничем более. Теперь они начали определяться с конкретной позицией по конкретным вопросам, что привело к конфликтам и сепаратизму. Через некоторое время страсти и потоки взаимных обвинений спадут и сотрудничество по общим темам будет продолжено (оно и сейчас есть, хотя и в меньшем объеме, чем могло бы быть).

В.З.: Полагаешь ли ты сведение всех конфликта к классовому, признаком буржуазной вульгаризации марксизма в интересах привилигированной верхушки рабочего класса. Не видишь ли ты буржуазного уклона в абсолютизации гендерного конфликта и отрицании всех остальных?

Не уверен что подобная вульгаризация происходит именно в интересах верхушки рабочего класса, но это, несомненно, вульгариный подход, правда тут мы можем вступить на очень скользкую почву. Равным образом абсолютизация гендерного конфликта приведет нас с дебри выяснений того, что можно считать абсолютизацией, а что нет. Моя позиция проста: гендерные проблемы могут быть разрешены путем революционного действия и революционного переустройства общества. Тоже самое я полагаю и насчет классовых конфликтов. Абсолютизация обоих этих подходов приводит к фетишизации и реформизму, что социальному, что гендерному. Но в чистом виде, ни тот, ни другой подход не используются сторонами конфликта, они так делают только во взаимной контрпропаганде.

В.З.:”Гендерные проблемы могут быть разрешены путем революционного действия и революционного переустройства общества”.  Означает ли это что сегодня стоит потакать мачизму и ждать революции, не стараясь изменить существующее неравенство здесь и сейчас?

Что значит «потакать»? Бонусы выдавать за проявления мачизма? Проявление мачизма это плохо и следует прикладывать усилия для его преодоления, только порой под понятием «мачизма» подразумевают критику некоторых феминистских перегибов. Ну а существующее неравенство «здесь и сейчас» следует преодолевать до революции в той же степени, что и любое другое неравенство. То есть использовать процесс борьбы за его преодоления для своей агитации, пропаганды и оргстроительства, а не превращать эту борьбу в единственную самоцель.

В.З.: Имеет ли смысл принимать в АД людей, чьи взгляды уже выходят за рамки анархизма?

АД не является, и никогда не являлось чисто анархистской организацией, достаточно посмотреть наши программные документы, размещенные на сайте. Мы готовы к объединению всех неавторитарных левых.

В.З.: Не кажется ли тебе, что прием всех людей без разбора противоречит концепции идейной однородности, которая является одной из центральных в платформизме?

Совершенно верно, противоречит, я как платформист, с тобой соглашусь. Но АД (к моему сожалению) – не является платформистской организацией. У нас широкие рамки приема, что имело смысл в период становления организации. В настоящий момент я бы их сузил. Для этого нужна программа, над которой ведется работа.

В.З.: Напомню, что женщины являются большинством пролетариата и имеют при этом доходы ниже мужчин.  Каким образом будет выравниваться существующий сегодня правый крен в сторону мачизма и антифеминизма в движении?

Такой крен действительно существует. Правда стоит отметить, что одной (конечно не главной и не единственной) является и агрессивная, нетерпимая позиция российских анархо-феминисток, которые часто стремятся напоминать карикатуру на самих себя, объявляя бойкот слову «братство» например.  Эта проблема лежит в том же ключе, что и 90% всех наших проблем – элементарное невежество активистов. И решать ее можно только образованием и самообразованием. На мой взгляд вопросы просвящения активистов начали хоть как-то решатся на более или менее широком уровне (в Москве по крайней мере) не больше года назад. Хотя и сейчас позиция «я и так все знаю» встречается очень часто.

В.З.: Ты веришь в революционные буржуазные ценности “свободы, равенства и братства”, которые должны обеспечить классовое единство угнетенных и угнетаемых?

Я полагаю эти буржуазные ценности важными, так как них базируются многие буржуазные свободы, типа свободы слова и свободы собраний. Но я не верю, в классовое единство угнетателей и угнетенных ни в каком виде и вообще не понимаю с чего подобный вопрос мог прийти тебе в голову.

В.З.: Почему на разные оргсобрания анархистов попадают мутные либералы или люди с очень прозрачным неофашистским бэкграундом?  То есть персонажи с откровенно буржуазным взглядом на вещи. Почему их с собой постоянно тягают обе противостоящие фракции?

Тут речь идет все-таки о единственном случае, который, благодаря скандальности, получил широкую огласку. На одно общеанархистское собрание оппонирующие стороны притащили по одному «суппортеру» не из анархистской среды. Проблема была решена за 10 минут  исключением этих людей с собрания. Больше таких инцидентов не было, но их повторения я не исключаю.

В.З.:Как ты думаешь, может ли анархист участвовать в деятельности организации, которая щедро финансируется государством или крупной монополистической группой?

Не может, если, конечно, он не находится в неведении относительно источников ее финансирования.

В.З.: Может ли анархист участвовать в организации, которая строится по вождистскому принципу, продвигает культ силы, патриотизма и пропагандирует творчество деятелей культуры, симпатизирующих умеренному фашизму?

Не может.

В.З.: Как ты оцениваешь деятельность национал-автономов России и Украины?

Я мало с ней знаком. Понимаю причины твоего интереса, но тут снова украинский перекос в анализе событий. У нас национал-автономов просто нет, не считая каких-то совсем уж маргинальных сект, не пользующихся никаким влиянием и в ультраправой, ни в ультралевой среде. Мода на полноценных н-а  давно сошла на нет. «Вольница» – это, по-моему не совсем н-а. были, но и она исчезла, хотя одно время и казалась серьезной проблемой, не прижившись на российской почве. В России национализм был и будет имперским.

  • Николай Павлов

    мне как артефакту 80-х и 90-х было интересно. жду продолжения. желательно про анархистов. а не про автономов.

  • Dim DaMaya

    Анархистов в той среде уже почти не осталось. Сплошные красно-коричневые