Проверка Трампа на вшивость. Почему Украина не станет основным союзником США вне НАТО

Принятое за основу и в целом постановление Верховной Рады об обращении к Соединенным Штатам «Относительно гарантий безопасности» (№6111) с просьбой предоставить Украине статус основного союзника вне НАТО создает двойственное впечатление. В особенности на фоне очередного фейка «РИА Новости», сообщившего о том, что некая «внезапно исчезнувшая» страница с сайта армии США проговорилась о подготовке каких-то американских военных частей к развертыванию в Украине.

С одной стороны, ход вполне адекватный, учитывая роль США как одного из гарантов Будапештских соглашений, а также масштаб и глубину военно-политического сотрудничества, набирающего ход с 2014 г. С другой стороны, постановление вызвало ожидаемую дискуссию в среде украинского атлантического сообщества – не противоречит ли оно взятому курсу, по крайней мере, публично озвучиваемому, на членство в НАТО?

По ряду причин, в каких-то моментах эта тематика перезрела, а в каких-то – еще далека от актуальности. Поэтому критически важно отделить мух от котлет.

Мнение замминистра иностранных дел Вадима Пристайко о том, что статус основного союзника вне НАТО США предоставляют странам, которые не станут членами альянса, скажем, не совсем точно. Государства, обладающие таким статусом, в общем-то и не могут (либо не изъявляли желания) присоединиться к НАТО. С 1989 г. такой статус получили 16 стран: Австралия, Египет, Израиль, Республика Корея, Япония, Иордания, Новая Зеландия, Аргентина, Бахрейн, Таиланд, Филиппины, Кувейт, Марокко, Пакистан, Афганистан и Тунис. Как видим, в списке отсутствуют европейские страны. Что, в общем, снимает вопрос о пересечении с евроатлантическим регламентом.

Однако все перечисленные союзники, кроме Новой Зеландии, Аргентины, Туниса и Марокко, либо являются крупнейшими реципиентами американской военной помощи как в стоимостном измерении, так и в кооперации, либо на их территории находятся американские военные базы.

Достаточно очевидно, что размещение на территории Украины американской военной базы досрочно сняло бы все сомнения по поводу перспектив дальнейшей российской военной агрессии

В качестве срединного варианта «сгодилось бы» и кратное повышение уровня военно-технической помощи, включая поставки летального оружия, о чем речь так пока и не идет. Похоже, Вашингтон продолжает оставаться в плену иллюзии, что Москву можно сдержать самими по себе угрозами подобного характера.

Что касается Австралии, Японии и Южной Кореи (в двух последних случаях в этих странах наличествуют и военные базы армии США), то они также находятся под защитой американского флота, вооруженного ядерными боеголовками. То же самое (без ее желания), впрочем, касается и Новой Зеландии. В Афганистане продолжает находиться американский контингент, Пакистан – ключевой военный союзник в Центральной Азии, Бахрейн, Кувейт и Иордания – важнейшие плацдармы для операций на Ближнем Востоке, Израиль и Египет – наиболее заметные получатели американского оружия и релевантного финансирования.

Иными словами, основной союзник основному союзнику – рознь. Статус всех перечисленных государств отнюдь не одинаков. Военные гарантии США Японии или Южной Корее, которым уже более полувека (Дональд Трамп все еще мечтает заменить их обычной продажей или передачей этим странам ядерного оружия, которое станет как бы «их»), явственно отличаются от достаточно формальных военно-политических отношений между Америкой и странами вроде Аргентины, Марокко или Туниса. В отличие от НАТО, это не система, каждый случай глубоко индивидуален и обладает своей собственной специфической историей.

При этом превращение в американского военного союзника происходит по мановению руки властей США, что, конечно, гораздо привлекательнее многолетнего стояния в очереди по нередко невразумительным или даже инерционным причинам. С НАТО Украина (как и Грузия) – если говорить совсем откровенно – попала в зависимость от такого явления, как русофильство у части политических элит Германии, Франции, некоторых южно-европейских государств. К примеру, сегодня Москва уже неприкрыто воюет за срыв атлантической интеграции Черногории как по причинам «геополитическим», так и вполне банальным, ведь Черногория служит одной из наиболее удобных прачечных для кремлевской элиты. И здесь тоже раздается тревожный звонок – насколько можно доверять столь притягательному «коллективному ответу» в условиях, когда решения в НАТО принимаются консенсусом, а российская мафия способна коррумпировать целого французского премьера (речь о Франсуа Фийоне, по крайней мере, в период президентства Саркози) за толику малую? Что тогда говорить о политиках более бедных государств-членов альянса?

С учетом всего сказанного двери для Украины и Грузии в альянс остаются открытыми, и Варшавский саммит более чем интенсифицировал и наполнил содержанием этот диалог, но с точки зрения Запада вопрос о членстве Украины в НАТО на данный момент не стоит

Трудно представить себе Германию и Францию голосующими за такое решение, несмотря даже на все произошедшее за последние три года (да и приятно, что ни говори, рассуждать о «глобальных политических последствиях» в глубоком европейском тылу). Отсюда и понятное усиление украинского интереса к альтернативным вариантам обеспечения собственной безопасности.

Небезынтересно и протестировать американскую реакцию. Ведь, с одной стороны, лично Дональд Трамп позиционирует себя сторонником двусторонних договоренностей (в пику коллективной безопасности). Но, с другой – не под давлением ли отставленного Майкла Флинна и ныне вновь попавшего под пресс расследований Пола Манафорта, а точнее, их российских спонсоров, из предвыборной платформы республиканцев исчез пункт о предоставлении нашей стране летального оружия?

Не стоит забывать и о довыборной позиции Вашингтона. Украина в 2014 г. уже претендовала на этот статус. Сначала он был прописан в проекте закона «Акт в поддержку свободы Украины», однако после всех согласований в Конгрессе этот пункт был исключен из текста.

Так что перспектива оптимистического ответа из Вашингтона на украинское обращение довольно низка. Разве что эта инициатива предварительно согласована с Белым домом. Но она может послужить определенной «проверкой на вшивость». И уж точно ничем не сможет повредить курсу Украины на атлантическую интеграцию.